Дагестан под угрозой биологического оружия

Военные ученые работают над созданием искусственных вирусов под дипломатическим прикрытием в 25 лабораториях Пентагона по всему миру

Военные ученые работают над созданием искусственных вирусов под дипломатическим прикрытием в 25 лабораториях Пентагона по всему миру

Некоторые недальновидные дагестанские животноводы скрывали факты падежа скота, утилизация трупов животных происходила без соблюдения ветеринарно-санитарных правил и без уведомления контрольных органов.

16 января на сайте международного портала South Front («Южный фронт»), известного своими аналитическими материалами в области международных конфликтов, были опубликованы результаты нового журналистского расследования The Pentagon BIO-Weapons («Биологическое оружие Пентагона»).

Расследование посвящено деятельности Министерства обороны США по разработке и тестированию биологического оружия на территориях других стран. Как выяснилось, эта деятельность напрямую затрагивает нашу республику как пограничный регион России.

Армия США производит смертельные вирусы, бактерии и токсины в нарушение конвенции ООН, запрещающей биологическое оружие. Сотни тысяч людей без их ведома систематически подвергаются воздействию опасных патогенов, способных вызывать неизлечимые болезни. Военные ученые работают над созданием искусственных вирусов под дипломатическим прикрытием в 25 лабораториях Пентагона по всему миру.

Схема расположения биологических лабораторий США

Эти лаборатории финансируются Агентством по сокращению военной угрозы (DTRA: Defense Threat Reduction Agency) Министерства обороны США в рамках военной программы на сумму 2,1 млрд долларов. Совместная программа биологического взаимодействия (CBEP: Cooperative Biological Engagement Program) включает в себя лаборатории, расположенные в странах бывшего СССР – Грузии и Украине, на Ближнем Востоке, Юго-Восточной Азии и Африки.

Лаборатория в Грузии

Ближайшая к Дагестану лаборатория находится в Грузии. Военно-биологический центр Лугара (код лаборатории центра USAMRU-G) расположен в 17 километрах от военной базы Вазиани в пригороде Тбилиси. Назван центр в честь сенатора Ричарда Лугара – создателя программы развития сети биолабораторий по всему миру, которая действует с конца 70-х годов.

База была реконструирована и находится в пользовании Министерством обороны США. Как и границы Грузии, инженерно-техническим оснащением которых занимается DTRA.

В официальной церемонии открытия в 2011 году принял личное участие заместитель министра обороны США по программам ядерной, химической и биологической обороны Эндрю Вебер. Посол США Джон Бас, комментируя открытие лаборатории заявил тогда, что «строительство этой лаборатории в Грузии было вызвано географическим положением страны и необходимостью».

Любопытно, что официальный договор между США и Грузией в отношении лаборатории подразумевает ее использование до конца марта 2018 года. Однако регламент и расписание работ в лаборатории прописаны Командованием армии США по медицинским исследованиям (USAMRD-G) вплоть до марта 2021 года.

При этом в 2018 году на ее финансирование планируется направить почти в 2 раза больше средств, чем в 2017. То есть прямо перед завершением договора USAMRU-G получает лазейку для использования лаборатории уже вне договорных обязательств и контроля.

Согласно информации Федерального регистра США деятельность лаборатории включает изучение биологических агентов, вирусных заболеваний и «получение биологического материала для будущих экспериментов». Центр классифицирован как лаборатория 3 уровня биологической опасности, который подразумевает работу с местными и экзотическими микроорганизмами, передающимися воздушно-капельным путем и вызывающими тяжелые заболевания с возможным летальным исходом.

Частные специалисты с дипломатическим иммунитетом

В лаборатории Лугара работают военные биологи и частные подрядчики по федеральному контракту с упомянутым выше агентством DTRA. При этом большая часть работы по программе DTRA передала частным компаниям, которые не подотчетны Конгрессу и могут действовать более свободно.

Не только военные, но и гражданские сотрудники лаборатории обладают дипломатическим иммунитетом, при этом не являясь дипломатами. То есть частные компании могут выполнять дипломатические поручения для правительства США без контроля государства пребывания (в данном случае – Грузии). Такая практика используется силовыми структурами США для прикрытия своих агентов.

В биолаборатории под Тбилиси работают три частные американские компании – CH2M Hill, Battelle и Metabiota. Эти подрядчики с историей принимают заказы не только от военных США, но и от ЦРУ и других правительственных организаций. CH2M Hill получил контракты DTRA  на общую сумму 341,5 млн долларов в рамках программы для биолабораторий США в Грузии, Уганде, Танзании, Ираке, Афганистане, Юго-Восточной Азии. Половина этой суммы была направлена на центр Лугара.

В своих отчетах CH2M Hill сообщила о том, что обеспечивает лабораторию необходимыми биологическими агентами (биологические агенты – бактерии, вирусы, простейшие или грибы, которые можно использовать в качестве оружия) и привлекает к работе в грузинской лаборатории специалистов по бактериологическому оружию.

Battelle как субподрядчик в Центре Лугара получила 59 млн долларов для исследования биологических агентов. У компании большой опыт – она уже работала с армией США по программе биологического оружия в рамках предыдущих 11 контрактов (1952-1996).

В дополнение к экспериментам в Центре Лугара Battelle производит биоактивные вещества в лаборатории 4 уровня безопасности в Форт-Детрике в США. В документах NBACC (американская организация анализа биологических угроз и контрмер) обозначены приоритеты лаборатории, среди которых изучение имеющихся и генетически модифицированных патогенов, оценка их потенциала в качестве биологической угрозы, тестирование на приматах.

Лаборатории 4 уровня биологической безопасности создаются для работы с опасными и экзотическими штаммами микроорганизмов, представляющими высокий риск для здоровья и жизни человека. Заболевания передаются воздушно-капельным или неизвестными путями и не поддаются лечению; вакцины и лекарственные препараты отсутствуют. Вход в лаборатории 4 уровня строго ограничен. Такие лаборатории рекомендовано располагать в отдельных зданиях или в полностью изолированных частях зданий.

Военные эксперименты с насекомыми

Энтомологическая война – это тип биологической войны, в которой насекомых используют для передачи болезней. Программа в Грузии демонстрирует, что Пентагон проводил такие энтомологические тесты в Грузии и в России.

Фото: lifeglobe.net

Центр Лугара оснащен оборудованием для работы с насекомыми и в 2014 году запустил проект «Повышение осведомленности о баркодировании песчаных мух в Грузии и на Кавказе». Проект, как видно из названия и последствий, охватил не только Грузию, но и весь Кавказ. В 2014 и 2015 годах виды кровососущих песчаных мух были собраны в рамках другого проекта «Деятельность по надзору за острой лихорадкой». Третий отдельный проект был посвящен исследованиям их слюнных желез.

Слюна песчаных мух опасна для человека. Американские военные столкнулись с этими насекомыми еще в 2003 году во время вторжения в Ирак. Мухи вызывают лейшманиоз ­– родную для Ирака и Афганистана болезнь, острая форма которой может быть фатальной без должного лечения. Естественная местообитание песчаных мух – Филиппины, а не Грузия или Россия.

Насекомые в Грузии и в Дагестане

В 2015 году Тбилиси просто атаковали кусающие мухи. Они живут в закрытых помещениях в течение всего года, что не характерно для этого вида насекомых. Мухи стали лучше переносить холод и теперь могут выживать при низких температурах в горах. Свидетели жаловались, что их кусали в ванных комнатах во время купания. Подобные насекомые в это же время стали появляться в соседнем с Грузией Дагестане. Их укусы вызывают сыпь.

В центре Лугара изучают и других насекомых. В рамках программы DTRA «Вирус и другие абровирусы в Грузии» в 2014 году здесь впервые был обнаружен азиатский тигровый комар и подтверждено существование желтолихорадочного комара. Оба являются переносчиками опасных болезней и распространение обоих необычно для этой части мира. Сейчас эти комары обнаруживаются в Грузии, в Северной Турции и в Южной России.

Сибирская язва и геморрагическая лихорадка Крым-Конго

В 2007 году, несмотря на вспышку сибирской язвы, Грузия неожиданно приостановила ежегодную вакцинацию против сибирской язвы для домашних животных. К 2013 году заболеваемость достигла своего максимума, НАТО начало клинические испытания новой вакцины против сибирской язвы в Грузии.

США, как и другие страны, в прошлом проводили эксперименты с сибирской язвой в рамках своей программы применения биологического оружия. Нынешняя программа по заверениям Пентагона является только оборонительной.

Любопытно, что известный советский микробиолог Кен Алибек (Канатжан Алибеков), который работал над сибирской язвой, после эмиграции в США занялся пропагандой угрозы биологического терроризма и развивал идею необходимости создания сети лабораторий за пределами Соединенных Штатов. В 2007 в Los Angeles Times в 2007 было опубликовано журналистское исследование «Продажа угрозы биотерроризма», в котором приводились планы Алибекова открыть на территории бывшего СССР лекарственное предприятие.

В 2014 году 34 человека заразились геморрагической лихорадкой Крым-Конго, 3 из них умерли в Грузии. Причина вспышки осталась неизвестной. В докладе местного ветеринарного департамента сообщается, что только один клещ из всех собранных на территории зараженных поселений показал положительный результат при анализе.

Несмотря на утверждения местных властей, что вирус был передан людям от животных, все образцы крови животных были отрицательными. Отсутствие зараженных клешей и животных наводит на мысль о том, что вспышка заболеваний не была естественной.

В том же году биологи Пентагона изучали в Центре Лугара «Эпидемиология фебрильных заболеваний, вызванных вирусами денге и другими арбовирусовами в Грузии». Проект включал тесты на пациентах с симптомами лихорадки и сбор клещей для лабораторного анализа. Эксперименты продолжаются, в 2016 году в грузинской лаборатории были собраны еще 21 590 клещей для будущих исследований в рамках нового проекта «Оценка серопревалентности и генетического разнообразия вируса геморрагической лихорадки крымско-конго (CCHFV) и хантавирусов в Грузии».

Одинаковые лаборатории – одинаковые болезни

В 2012 году в Афганистане было зафиксировано 26 случаев геморрагической лихорадки Крым-Конго. В 2017 году по данным Министерства здравоохранения Афганистана эта цифра увеличилась на порядок и составила 237 случаев, 41 из них – летальный.

Больше всего случаев зарегистрировано в Кабуле и в провинции Герат близ границы с Ираном. Биологическая лаборатория США располагается в Афганистане близ Кабула, к востоку от провинции Герат.

Афганистан остается одной из 25 стран мира, на территории которых находятся американские биолаборатории. Проект в Афганистане является все той же частью CBEP, который финансируется DTRA. Подрядчики проекта знакомы по их работе в Центре Лугара – все те же CH2M Hill и Battelle. Как и болезни, которые распространяются на местное население.

Биологическая атака на Чечню

DTRA подозревается в том, что уже провело полевые испытания с распылением неизвестного вещества с помощью дронов весной 2017 года над территорией России, в Чеченской Республике. Пограничная полиция Грузии тогда не прокомментировала этот инцидент.

Разумеется, как и DTRA, которая, как выявила проверка в казначейских документах США, имеет полный доступ к границам Грузии в рамках проекта на сумму 9,2 млн долларов. Проект «Охрана наземных границ Грузии» реализуется через частную компанию Parsons Government Services International. DTRA имеет богатый опыт сотрудничества с этой компанией, с ней заключались аналогичные контракты по обеспечению безопасности границ в Ливане, Иордании, Ливии и Сирии.

Нодулярный дерматит в Дагестане

С деятельностью биологической лаборатории в соседней Грузии некоторые связывают и вспышку заболевания крупного рогатого скота нодулярным дерматитом в Дагестане, впервые зарегистрированного в Дагестане в июле 2015 года. Распространение инфекции в республике невозможно достоверно отследить, потому что с момента обнаружения нет достоверных данных о количестве пораженных и погибших животных.

Фото: rsnrd.ru

Некоторые недальновидные дагестанские животноводы скрывали факты падежа скота, утилизация трупов животных происходила без соблюдения ветеринарно-санитарных правил и без уведомления контрольных органов. Особо предприимчивые вступали в сговор с нечистыми на руку работниками ветеринарной службы, когда вакцинацию скота проводили только на бумаге для получения государственных субсидий.

Нодулярный дерматит КРС – инфекционная болезнь, передающаяся воздушно-капельным путем. Заболевание поражает лимфатическую систему, вызывает отеки и образование кожных узелков (бугорков). Человек к нодулярному дерматиту не восприимчив, но думаем, никому не нужно объяснять о вреде употребления некачественного мяса.

Именно нодулярный дерматит в большей степени, чем инфляция вызвал повышение стоимости мяса в республике в 2,5 раза за 2 года. На фоне повышения цен на мясо и падежа крупного рогатого скота на юге России экспорт мяса из Грузии уже в 2017 году вырос по сравнению с предыдущим в 7 раз. О чем недавно сообщило грузинское Национальное агентство продовольствия.

Напомним, первые сообщения о выявлении нодулярного дерматита на границе России и Грузии появились в 2015 году, позднее Россия запретила ввоз крупного рогатого скота из Грузии.

На фоне всех этих событий интересно поведение не только муниципальных руководителей, но и некоторых представителей республиканской власти. 1 февраля 2018 года Минсельхоз Дагестана распространил пресс-релиз о визите грузинских ветеринаров под руководством представителей Национального агентства продовольствия Грузии и Департамента ветеринарии Грузии. Новость о визите была размещена на сайте ведомства.

После того, как у республиканского ведомства запросили правовой статус этой встречи в свете отсутствия дипломатических отношений между нашими странами, новость была спешно удалена с официального сайта. Однако с ней можно ознакомиться на страницах дагестанских СМИ.

Заявление МИД России

8 февраля 2018 года официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова на брифинге подняла проблему лабораторий США. Очевидно, что все больше людей в России начинают задумываться о деятельности американцев у границ государства.

«В последние годы добавилась еще одна весьма серьезная проблема, связанная с наращиванием медико-биологической активности военного ведомства США по периметру российских границ. Во многих государствах бывшего СССР достаточно активно стали появляться исследовательские микробиологические лаборатории, построенные, оснащенные либо модернизированные на средства Министерства обороны США.

При постоянном участии американских военных биологов там осуществляется широкий спектр исследований с возбудителями особо опасных заболеваний. Конечно, это не может не вызывать обеспокоенность, что Вашингтон, предлагая на первый взгляд благотворительную помощь в санитарно-эпидемиологической области, одновременно наращивает ничем и никем не контролируемый потенциал скрытного и внезапного вмешательства в развитие ситуации в области биобезопасности не только в этих государствах, но и далеко за их пределами».

Биологические эксперименты – это военные преступления

В главе 8 Римского статута Международного уголовного суда биологические эксперименты против людей определяются как военные преступления. Однако Соединенные Штаты не являются участниками международного договора и не могут быть привлечены к ответственности за военные преступления.

Грузия – суверенная страна и вправе размещать на своей территории военнослужащих иных стран, как и проводить опасные эксперименты на своей собственной территории.

Но такие биологические эксперименты в военных лабораториях не могут не вызывать опасений у жителей регионов Северного Кавказа, которые первыми ощущают на себе их пагубные последствия. Очевидно, что вопрос требует более тщательного изучения, реакции и участия гражданского общества и властей.

Надеемся, что в ближайшее время в Республике Дагестан будет сформирована правительственная комиссия, которая сможет проверить имеющиеся сведения и привлечь специалистов для определения уровня существующей угрозы и поиска путей выхода из ситуации.

Добавить комментарий