Хабиб Нурмагомедов

Хабиб Нурмагомедов: «Выиграю чемпионский пояс UFC, …

Хабиб НурмагомедовПопулярный в Дагестане боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов дал большое интервью ИТАР-ТАСС, в котором рассказал о цели завоевать пояс чемпиона UFC, скромности и чувстве юмора звёзд ММА, взлёте «Анжи», отношении к допингу и многом другом.

Хабиб — боец настолько работоспособный, что порой кажется, будто он не отдыхает вовсе. Даже на интервью с корреспондентом ИТАР-ТАСС Нурмагомедов пришел после тренировки. Услышав байку про то, что кавказский мальчик первым делом после рождения идёт в зал единоборств, Хабиб сразу оживился.

«Да, у меня было как раз именно так, — сказал Хабиб с улыбкой. — Когда я родился, мы ещё жили в селе. Мой отец в то время был тренером по вольной борьбе — в сёлах это был вид спорта номер один. Я сколько себя помню, все время на ковре. И начинал я тоже у своего отца. В 2001 году мы переехали в город. Там я посмотрел кассету и первый раз в жизни увидел бои без правил. И мне захотелось попробовать себя в чем-то новом, связанном с ударной техникой. Хотя я продолжал заниматься вольной борьбой. Отец уже сменил вид единоборств и обучал ребят боевому самбо. Мне тоже захотелось, но он сказал, что нужно сначала научиться бороться в куртке и отправил меня к своему другу, заслуженному тренеру России по дзюдо Джафару Джафарову. Полтора года я тренировался у него, и в 2005 году уже перешел в боевое самбо».

— В нем вы выиграли всё, что можно и нельзя.

— Да. Я выиграл два чемпионата России, два чемпионата мира и многократно побеждал в чемпионате Дагестана. Последний турнир я бы поставил отдельно, потому что его выиграть даже сложнее, чем Россию и мир. Потому что в одном весе в чемпионате Дагестана бывает 60-70 человек. Там очень сильная конкуренция! В то время я выступал тогда везде, где только можно. Отец ставил меня на турниры по боксу, грепплингу, самбо, дзюдо, рукопашный бой, боевое самбо. Я, естественно, перегружался. Даже психологически было тяжело, потому что часто проигрывал. Все-таки, это не мои виды спорта. А отец говорил, мол, «иди, выступай, а там поймешь, что понравится». Один раз за месяц я даже проиграл в 7 соревнованиях.

— Пригодился этот опыт в дальнейшей карьере?

— Конечно. Но тогда я даже не думал о том, что буду выступать в Америке. В 2008 году я уже перешел в бои. Сначала провел поединок на Украине, а потом приехал в Москву, чтобы поучаствовать в панкратионе. Там были очень хорошие спортсмены, я выиграл 3 боя, и поступило предложение от М-1. В первом поединке в 2009 году я встретился с Шахбулатом Шамхалаевым. Я сам рос на его боях. Все видели, как всё закончилось (Хабиб победил болевым приемом. — Прим. Ред.). Оттуда и пошла моя уверенность.

— Не смутило тогда, что в М-1 не было особой конкуренции?

— У нас в России так принято — все организации выращивают своих чемпионов. Я, к примеру, не сторонник такого подхода. Я хочу, чтобы давали биться молодым. Если бы мне не дали выступить против Шахбулата, то неизвестно, кем бы я стал. А так — у меня открылась дорога. В том же UFC часто меняются чемпионы. Много бойцов показывают себя, и людям это интересно. Но у нас и в «Файт Найтс», и в М-1, и на ПРОФСИ дерутся одни и те же лица. Их связывают контрактом — так здесь принято. Но смешанные единоборства так развиваются только для определенных бойцов. Но, в целом, вид спорта стоит на месте.

— А какое у вас отношение к «Файт Найтс» и «М-1»?

— У меня хорошие отношения с Камилем Гаджиевым и Вадимом Финкельштейном. Если бы я был на их месте, то ввёл бы свою политику развития. Но о вкусах не спорят. Все же я считаю, что нужно давать возможность проявить себя молодым бойцам. Я бываю во многих городах России, и всё время тренируюсь. В залах я вижу талантливых ребят, и думаю: «Откуда они появляются»? Молодые пацаны по 18-19 лет, а я смотрю на них и думаю: «Вот это чемпион будущий, сто процентов скоро жару даст!». Бои развиваются ежечасно, и все видят, что можно на этом заработать.

— Как-то вы обмолвились, будучи еще в предыдущем зале (в настоящее время Хабиб тренируется в зале Американской академии кикбоксинга (АКА. — Прим. Ред.), что будете по возможности «подтягивать» к себе талантливых ребят из России.

— Сейчас я тренируюсь в лучшем зале мира 2012 года. Мы хотели сделать визу Ильдару Ильдарову, Исламу Махачеву и Азамату Гашимову. Но Азамат подписал контракт с UFC, и визу ему сделали и без нас. Но вообще, в США тяжело получить визу. Особенно кавказцам. А так — без проблем. Если человек обратится ко мне, я всегда помогу, чтобы он нашел общий язык с тем залом, где я тренируюсь. Я все зависящее от себя сделаю. Всегда рад помочь.

Про общие черты у Кормье и «Макдоналдс»

— Вы тренируетесь с такими известными бойцами, как Даниэль Кормье и Кейн Веласкес. На ринге — они жесткие, неуступчивые и временами злые. А какие они в жизни?

— Я вот тоже думал, что они и в жизни такие. В первый мой день в зале были вольные тренировки. И я сразу проявил себя, побросал пару звезд. И Кормье меня подозвал к себе и спросил: «Ты кто такой?». А я ответил, что приехал из России и дерусь в UFC. Он говорит: «Как ты дерешься в UFC? Я четыре года здесь и до сих пор не дерусь в UFC!». А он тогда был чемпионом «Страйкфорса». Потом мы обменялись номерами, и он в первый же день позвал меня в гости. Мы сошлись, потому что он тоже изначально вольник. Кормье — один из лучших тяжеловесов мира. Я сам не ожидал, что всё так будет. А там все простые, общительные. Мне нравится эта простота в общении, никакого высокомерия. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

— Как-то вы рассказывали о шутке про Кормье и «Макдоналдс»…

— Да, это правда. Ребята как-то показали фотку, на которой был мультяшный персонаж. Сказали, что он на меня прической похож. А у Кормье волосы так расположены на голове, будто буква «М» нарисована. А я ему и говорю: «У тебя вон тоже «Макдоналдс» на голове». Все хохотали, ставили в «Твиттер» его фотку и рядом логотип «Макдоналдс». Но у нас так каждый день. С Кормье не соскучишься. Когда его в зале нет, бывает тишина.

«Борцам проще, чем ударникам»

— Существует мнение, что «ударникам» тяжелее освоить партер, чем борцам ударную технику.

— Да, такое действительно есть. Набрать мышечную память борьбы намного тяжелее, чем ударной техники. Человеку иногда за 25, но у него уже нет необходимых для борьбы растяжки, реакции и координации. А бить ты можешь и без всех этих качеств и навыков. Это легче, чем изучать уход из партера, к примеру. Борьба все-таки тяжелее. Я вот до сих пор работаю над ударной. В моём арсенале среди всех слабых мест ударная техника на первом месте. Каждый день я над этим тружусь.

— Но при этом вы стараетесь закончить бой нокаутом и не доводить до конца поединка.

— Да. Если соперник даст, я его «закончу» в первом раунде. Но такие бойцы, как Трухильо и Тибау, достаточно крепки, чтобы выдержать натиск. С ними тяжело разобраться в первом раунде. Они — бойцы мирового уровня. И внимательно готовятся к бою с тобой. В UFC тебе дают три месяца перед боем, и вся команда трудится на тебя. Чтобы ты 15 минут поработал, нужно 90 дней подготовки. Это ведь как шахматы. Нужно думать головой, просчитывать варианты. Чтобы победить недостаточно только физических возможностей, нужно включать все свои умения.

«От протеина ничего не падает»

— Недавно бывший чемпион UFC Андрей Арловский сказал, что бойцы в «Прайде» проводили по 6 поединков в год, используя «химию». Как вы относитесь к употреблению допинга?

— Это нечестно. Если ты дерешься, то должен быть «чистым». Не просто же так сделали допинг-контроль. Тестостероновой терапии скоро придет конец. Ни в одном виде спорта это не используют. Ни в футболе, ни в бейсболе, ни где бы то ни было. Это только в боях. И насчет этого идет большая шумиха. Думаю, это скоро прекратится. Я сталкивался с этим в России. Когда я много выигрывал, говорил, мол, «отец дает ему что-то пить, и он побеждает». В Америке меня проверили 4 раза до и после боя. И все время я был «чистым». У меня была своя голова на плечах. Я тренируюсь, живу по режиму, и этот тестостерон мне не нужен. Для меня главное выйти в ринг и подраться. Вот мой допинг (улыбается).

— Как-то вы говорили, что пользуетесь спортивным питанием. Продолжаете это делать?

— В этом у меня всегда есть ограничитель. Я плохо с этим дружу. Хотя, медицина уже далеко пошла. Может быть, когда буду готовиться к следующему бою, буду принимать спортивное питание «Сан». Они снабжают мою команду. Они спонсировали восемь сборных на Олимпиаде в Лондоне. От протеина сейчас ничего не отваливается, это я точно знаю (улыбается). Это раньше такое могло быть, в 90-х. А сейчас у бойцов дети есть, и все у них там в порядке.

«Пусть «Анжи» дадут выиграть чемпионат»

— А за какими видами спорта вы еще следите или, может быть, занимаетесь сами?

— Когда я тренируюсь Дагестане, у нас вместо разминки бывает регбол (смесь регби и баскетбола — Прим. Ред.). И каждое утро мы играем в футбол. Вот за футболом я слежу очень внимательно. Все чемпионаты смотрю, мир, Европу. Очень нравится чемпионат Англии. В детстве я вообще хотел стать футболистом, пока не посмотрел UFC .

— В Дагестане внимание к футболу привлек взлёт «Анжи».

— Да. У нас вообще футбольный бум. На них такие деньги тратят, построили отличный стадион! Это заслуга одного человека — Сулеймана Керимова. Если бы не он, не было бы ни «Анжи», ни стадиона. Я не пропускаю ни одного матча команды. Даже, когда я бываю в Москве, всегда стараюсь сходить на выездную игру «Анжи». Также я состою в фанатской организации «Дикая дивизия». Это только плюс, что так поднялась наша команда. И во всех видах спорта так. Если кто-то поддерживает и спорт развивается — это намного лучше, чем пиво пить за углом или курить.

— Будет ли «Анжи» в следующем году чемпионом?

— Думаю, что «Анжи» в следующем году может стать чемпионом. Конечно, если «Зенит» и ЦСКА дадут. У «Спартака» же сейчас какой-то спад. «Анжи» лучше спартаковцев в плане состава, да и во всем остальном. А ЦСКА и «Зенит»» — гиганты. Может они дадут хоть раз нам выиграть. Для всей нашей республики это будет хорошо. И в плане безопасности в том числе. Пусть дадут один раз выиграть «Анжи». Это моя личная просьба (улыбается).

«Ислам запрещает пить и курить»

— Вы за здоровый образ жизни. Не было таких моментов, когда вы срывались?

— Нет. Я никогда не курил и не пил. Не потому, что я спортсмен и веду здоровый образ жизни. А потому, что это запрещает моя религия. Я мусульманин, и ислам запрещает пить, курить, ходить в ночные клубы. И в боях мне религия помогает, особенно в психологическом плане. Только она меня может уравновесить. И поражение, и победу дает только Всевышний. И поражению я тоже буду радоваться. Я всегда спокоен. Может это и есть ключ к успеху, что я всегда надеюсь на Всевышнего, и к любому исходу готов. Ведь я не сразу начал выступать хорошо, сначала я много проигрывал. И всегда принимал поражение достойно.

— Недавно на одном из турниров Ибрагим Ибрагимов как раз не принял поражения и ударил головой Дениса Смолдарева.

— Я смотрел этот бой, и лично знаком с Ибрагимом. Знаю его не один год. Не хотелось бы его в чём-то осуждать. Но, то, что он сделал — это неправильно. Мне он сказал, что попросту не сдержался из-за того, что судья раньше остановил бой. Но Ибрагим готов был драться дальше. Бывает, не сдержался человек. Все разные. Кто-то более эмоционален, кто-то — менее. Он и сам осознаёт, что сделал это неправильно. Но, как говорится, без ошибок и грехов только пророки. Людям ведь только дай тему для обсуждения. Такие поступки, конечно, не красят наш спорт, особенно на таком уровне. Не должны показывать по центральному телевидению, что бойцы ведут себя некорректно. Неправильно это, и я это не поддерживаю.

«К Жозе Альдо даже близко никого нет»

— Кто сейчас в тройке лучших бойцов UFC?

— Считаю, что первый номер — Жозе Альдо. В полулегком весе даже близко никого нет. Все в Америке считают, что Альдо — серьезный боец. На втором месте Джон Джонс. Третий — Кейн Веласкес. Он очень духовитый боец. Веласкес такой спортсмен, что у него тяжело выиграть. Но недавно он пропустил удар, всякое бывает в UFC. Но по очкам выиграть у него почти невозможно. Если только не напасть на него вдвоем, вместе с судьей. А так, иерархия такова, первый — Альдо, второй — Джонс, третий — Веласкес.

— А как вы относитесь к Алистару Овериму — одному из самых раскрученных в медиа бойцов?

— Он почти не проигрывает. Недавно потерпел поражение спустя долгое время. Он встретил духовитого соперника — Антонио «Бигфута» Силву. И как только это произошло, он проиграл. Я отношусь к бойцам без борьбы так, что он должен либо иметь от нее хорошую защиту или сам должен невероятно бороться. Иначе, конец такого бойца быстро наступит. Тот же Веласкес может до утра бороться, и не устать. А Альдо из партера встает за секунду. Джонс же — усовершенствованная машина нашего времени.

«В Америке люди дружелюбнее»

— А твой образ жизни меняется, когда вы приезжаете в Америку?

— У меня везде один и тот же график. Я утром встаю, молюсь и иду на тренировку. Потом кушаю, сплю и, опять же, иду на тренировку. Потом опять покушал, поспал, и все по новой. У меня один и тот же образ жизни, потому что я живу этим. У меня мечта и цель — пояс UFC. И буду идти до конца, пока не добьюсь этого. Что касается людей, то разница между Америкой и Россией очень большая. Нравы у американцев намного лучше, чем в России. И намного лучше, чем в Дагестане. И друзьям я это всегда говорю. Американцы более приветливые, более улыбчивые. У нас более хмурые люди.

— Недавно чемпион «Беллатор» Александр Шлеменко рассказал, что в его родном городе почти нет условий для тренировок. Как обстоят дела у вас, когда вы приезжаете в Россию?

— У меня такого нет. В Дагестане — лучшие борцы мира, лучшие грепплеры России, лучшая тайская школа. Никогда нет проблем со спарринг-партнерами. И условия у нас хорошие. Есть груши, есть тренажерные залы. В общем, есть, где заниматься. Не видел лучше места, где можно тренироваться. У нас есть горы, море и вообще никаких проблем. В Дагестане я нахожусь со своими родными и близкими, поэтому дома тренироваться легче. Но и в Америке у меня нет никаких проблем.

«UFC — в первую очередь шоу»

— Как-то после одного из боёв американская журналистка спросила вас про парик (Хабиб вышел в папахе на взвешивание перед боем с Абелем Трухильо. — Прим. Ред.). Не смутил вас такой вопрос?

— Я понял, что они просто не знают, о чем говорят. Это ведь был не парик, а национальный головной убор. Я сообразил, что нужно было ей объяснить, откуда я и откуда папаха.

— Но вы, судя по всему, любите устроить шоу. Есть скромные бойцы, а вы как раз их противоположность?

— UFC — это в первую очередь шоу. А уже во вторую — спорт. Чтобы ты был успешен, нужно не только драться. Есть много бойцов, которые долго дерутся в UFC , но их не запоминают. Потому что они не умеют делать шоу. Я ведь такой же скромный боец, как и они. Так, получается иногда что-то придумать, вроде футболки (на бой в Бразилии Хабиб вышел в футболке с надписью «Если бы боевое самбо было проще, то оно называлось бы джиу-джитсу». — Прим. Ред) или папахи. Что касается футболки, то отец советовал надеть майку «Анжи» с именем Роберто Карлоса. Но друг предложил сделать по-другому. Незадолго до боя он мне принес новую футболку, и я решил, что надо одеть именно её. Я хотел доказать бразильцам, что не только они умеют драться и играть в футбол. А мой противник как раз защищал джиу-джитсу. Я же доказал, что наше самбо лучше.

Про футбольную сборную и непонимание фанатов «Зенита»

— Раз уж мы вспомнили о Бразилии. Сборная России по футболу в кои-то веки имеет реальные шансы попасть на чемпионат мира.

— Думаю, что они попадут в Бразилию. И именно с первого места. Сейчас Россия играет очень хорошо, и наконец-то в сборной есть игроки из «Анжи». Из-за этого я стал пристальнее следить за матчами национальной команды и больше за нее болеть.

— Одним сборником больше. Недавно Игорь Денисов перешел из «Зенита» в «Анжи».

— Меня удивило, что кто-то начал сжигать футболки Денисова. Это кто-то в националистических кругах мутит, крутит. Я в это не лезу. Но это всё удивляет. Какая разница в Питере ты играешь или в Махачкале? Это же всё равно Россия. Денисов — один из лучших игроков в России, и почему бы ему не играть в лучшей команде страны? И платят хорошо. Я дагестанец и подписал контракт с питерской командой «Спирит тим». Но мои футболки в Дагестане не сжигают. Платят хорошо, вот я и подписал. А Денисов перешел в «Анжи», и его футболки начали сжигать. Считаю, что это неправильно.

«До сих пор живу на отцовском кармане»

— Перейдём непосредственно к финансам. На что вы жили, когда не было еще на горизонте UFC?

— Да я и сейчас на отцовском кармане живу. Хотя и женат. Но много моментов бывает. Я считаю, что это нормально, семья всегда должна помогать друг другу. Когда у меня есть деньги, я помогаю. Когда нету, мне помогает отец. Мы и с братом помогаем друг другу. В последнем бою в UFC я почувствовал, что можно зарабатывать хорошие деньги. Но это всё в будущем.

— Но вы наверняка дерётесь не ради денег.

— Деньги для меня на самом последнем месте. Когда мне было 19-20 лет, все мои ровесники работали. И я хотел устроиться в охрану, к примеру. Но отец мне говорил: «Если ты где-то работаешь, то ты уже не спортсмен. Значит у тебя другая работа. Но если ты спортсмен, ты должен жить этим. Ты должен рано вставать и идти тренироваться. Приходить домой, кушать и спать. А все, что тебе нужно, я буду тебе давать. Тебе нужны деньги только на воду и на проезд. А покушать у нас и дома есть». И до сих пор я живу именно так. Когда живу в Москве, обязательно иду на тренировку, а потом отдыхаю. Это самое главное для спортсмена — дисциплина.

— А как вы отдыхаете в период, когда боёв нет?

— Когда долго не видишь близких, то стараешься больше времени проводить с ними. Очень любим с друзьями попариться в русской бане. После бани можем посидеть где-нибудь, покушать. Обязательно стараюсь увидеться с мамой, ведь дома я как гость. Вечно сборы, разъезды. Последние три года именно так. В Турцию я не езжу, потому что это лишняя трата (улыбается). В Египет тоже. Хотя, в будущем может и поеду.

— Когда у вас запланирован следующий бой?

— Пока бой не назначен. Я бы хотел подраться в конце сентября. Мой менеджер сказал, что мы хотим выступить на UFC 165, где главным боем будет противостояние Джона Джонса и Александра Густафссона. Там же планируется возвращение Би Джей Пенна. И я хочу подраться с ним, это моя маленькая мечта. Я уже готовлюсь к этому бою, и, может быть, мне его дадут. Пенн — пионер этого спорта. Наши шансы 50 на 50. Я вдвойне мотивирован и готов к этому бою. Если он выиграет, то попадет в «десятку». Я же более голодный и мотивированный. Говорят, что это будет его последний бой, и я хотел бы проводить его на пенсию (улыбается).

— Не думали о своём будущем, после того, как закончите карьеру?

— Да, у меня есть грань. Если я выиграю пояс UFC, я перестану драться. Без разницы, когда это произойдет. Даже если через два боя у меня будет пояс, я уйду. Я хочу доказать, что люди, которые имеют желание, дисциплину, характер, могут стать лучшими бойцами мира. Не главное, где тренироваться и с кем. Обычные российские бойцы могут быть чемпионами. Для меня пример — Би Джей Пенн. Он жил на Гавайях, и, также, как и я, иногда приезжал в Америку. И он был чемпионом в двух весовых категориях, тренируясь дома, рядом с родными. После карьеры я, может быть, открою какой-то центр, где буду тренировать и продвигать своих учеников. Буду делать так же, как мой отец.

 

Источник: «Wrestdag.ru»

Добавить комментарий