Магомедсалам Магомедов

Год спустя

Магомедсалам МагомедовСкандалы, связанные с неисполнением подписанных ровно год назад указов президента, продолжают будоражить страну через новостные выпуски. На этом фоне совершенно незамеченной прошла годовщина создания (опять же указом Путина) уникального коллегиального органа — Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ.

“НацАкцент” решил восстановить информационный баланс и побеседовал с человеком, который последние четыре месяца отвечает за национальную политику в стране  заместителем главы администрации президента России, председателем президиума Совета по межнациональным отношениям Магомедсаламом Магомедовым.

— Вы сейчас фактически возглавляете Совет по такой непростой проблеме, чего удалось достичь за год с момента его создания?

— Важное уточнение: Совет по межнациональным отношениям возглавляю не я, а президент Владимир Владимирович Путин. И это показывает, какое значение сейчас уделяется в стране гармонизации межэтнических отношений. Безусловно, одно из главных достижений совета — разработка и принятие Стратегии государственной национальной политики России.

Последние 20 лет этой стороне нашей жизни уделялось явно недостаточно внимания. Совет как орган консультативный и координирующий вырабатывает решения и представляет президенту, который потом реализует их в виде своих указов и поручений. Одним из таких поручений стала разработка единого для всех школьников страны учебника истории. Есть и другие значимые решения, о которых мы в скором времени услышим.

— Когда совет только создавался, много было разговоров о том, что власть якобы решила создать бутафорский орган, где лидеры национальных объединений будут выпускать пар и …успокаиваться. Насколько оправдались эти прогнозы?

— Людям нужна возможность открыто говорить о наболевших проблемах. Но “выпускание пара” в присутствии президента страны — это, конечно, не функция совета. Главное – анализ ситуации и разработка предложений по актуальным вопросам национальной политики. Совет наделен еще и функцией контроля за выполнением исполнительной властью решений президента.

— До сих пор не принята федеральная целевая программа “Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России”: так и не нашлись средства на мероприятия госнацполитики ни в прошлом, ни в этом году. Планов громадье, но на деле правительство исполнять эти поручения, похоже, не торопится! Как Вы прокомментируете разговоры о том, что это сознательный саботаж исполнительной властью всего, что касается национальной политики?

— Разговоры о саботаже абсурдны. Правительство не может игнорировать распоряжения президента. Но серьезные претензии к работе исполнительной власти есть. Так случилось, что ответственность за национальную политику распределена между различными ведомствами, а головному министерству — Минрегиону России не хватает ресурсов для более эффективной работы на этом направлении. Я считаю, что национальная политика должна стать одним из основных приоритетов в деятельности Минрегиона.

— Бесконечное откладывание правительством конкретных действий по нацполитике порождает в обществе самые разные, порой фантастические предположения о том, почему это происходит. Одно из них  — межведомственная борьба: якобы выделение средств на гармонизацию межэтнических отношений как-то блокируют “силовики”, чтобы им больше досталось на борьбу с экстремизмом…

— Надуманная какая-то версия. Профилактика межнациональных конфликтов обойдется бюджету намного дешевле, нежели затраты на ликвидацию негативных последствий ксенофобии и экстремизма. Я уверен, что правительство все-таки найдет необходимые ресурсы на Федеральную целевую программу. За счет этих средств удастся всерьез изменить ситуацию. Но не только ведь органы власти должны заниматься укреплением межнационального согласия, мы рассчитываем и на институты гражданского общества — национально-культурные объединения и НКО.

Причем готовы поддерживать их инициативы грантами. Цель-то у всех нас единая – Россия должна сохраниться в своем многообразии как один из цивилизационных центров мира при системообразующей роли русского народа. Понимание этого должно быть закреплено в идеологии нашего государства и доминировать в сознании общества. Все люди должны понимать, что мы живем в свободной стране, созданной, в первую очередь, талантами и энергетикой русского народа.

— Не все придерживаются такой точки зрения в отношении русских…

— Я, как и все представители народов Дагестана, с огромной благодарностью помню о том, что культура, образование, медицина и промышленность сегодняшнего Дагестана возникли и существуют благодаря русскому народу, русской культуре и русскому языку. Об этом надо говорить прямо и открыто. Миссией русского народа всегда было собирать и объединять вокруг себя другие этносы. Глубоко ошибочна позиция националистов “Россия — для русских”, она вредна, прежде всего, им самим, так как ведет к распаду страны.

— Словно грибы после дождя, появляются в нашей многонациональной стране националисты разных мастей – русские, татарские, черкесские и т.д. Не является ли национализм, на Ваш взгляд, симптом кризиса в развитии этноса?

— Действительно, в стране растет число людей негативно относящихся к представителям других народов. Национализм — это, прежде всего, сужение возможностей нации. Преодолеть национализм русских и других народов России можно и нужно за счет улучшения социально-экономической ситуации в стране, открытия социальных лифтов и жёсткого преследования правоохранительными органами любых проявлений дискриминации по национальном признаку. Но все-таки у нас намного больше в стране людей, для которых на первом месте российская идентичность, они воспринимают себя, прежде всего, россиянами. Сейчас таких чуть больше половины, а после реализации ФЦП должно стать 75-80 %. Это один из критериев, по которому мы будем судить об эффективности этой целевой программы.

— Что изменилось в Вашем взгляде на национальный вопрос в стране с тех пор, как Вы пересели из кресла президента Дагестана в кресло замглавы администрации президента России?

— Сейчас я очень четко понимаю, что Кавказ — это, возможно, наиболее острая и конфликтная, но всего лишь часть национальных проблем огромной страны. В малонаселенный Дальний Восток хлынул поток мигрантов с другой культурой, и это вызывает недовольство местного старожильческого населения. Малочисленные народы Севера озабочены сохранением своего традиционного образа жизни под натиском добывающих компаний. Помогая этим народам, важно не стимулировать в их среде иждивенческие настроения.

Остро стоит и проблема самочувствия русского народа. Русским кажется, что государство больше внимания уделяет культуре и развитию других народов. Но если такие настроения в обществе возникли, значит, какая-то почва под этим есть. Естественно, мы должны сделать все, чтобы самому многочисленному народу жилось комфортно в своей стране. Но важно и понимание того, что все народы, независимо от численности, в нашем государстве равны.

— Некоторое недоумение в обществе вызывает плотное увязывание во всех государственных программах темы межнациональных отношений и проблемы мигрантов. Одно дело, когда надо налаживать отношения внутри  между согражданами 193 национальностей и совсем другое — адаптация людей извне, не знающих зачастую ни языка, ни, тем более, основ культуры нашей страны.

— Надо, конечно, различать проблему внутренней миграции (трудовой мобильности россиян) и внешнюю миграцию из стран ближнего зарубежья. Ситуация такова, что экономика нашей страны растет, но собственных трудовых ресурсов для этого роста не достаточно. Есть и нежелание коренных жителей заниматься определенными видами работ, поэтому их выполняют мигранты. Такое положение во многих странах мира.

— Очень не хотелось бы повторить опыт тех самых “многих стран” в виде мигрантских погромов, этнических анклавов в крупных городах и т.д.

— Часто мигранты из-за рубежа сильно отличаются от нас по своим поведенческим реакциям и привычкам. В этом основа трений с аборигенным населением. Чтобы этого не происходило, по всей стране откроются центры адаптации мигрантов, где они будут знакомиться с нашей культурой, историей и учить русский язык.

— А это, действительно, выгоднее строить такие адаптационные центры для иностранных граждан и ввозить рабочую силу из-за рубежа, нежели налаживать внутреннюю трудовую мобильность россиян, помогать им активно переезжать из перенаселенных регионов в малолюдные? Почему мы не используем советский опыт, когда жителей перенаселённого Кавказа самолетами возили на Север для работы вахтовым методом?

— Это совершенно разные вещи. У государства и сейчас есть программы по переселению, например, в Дальневосточный регион. Много людей из республик Северного Кавказа привлечены к работе на олимпийских стройках в Сочи. Внутренняя миграция граждан России по своей стране не может быть ограничена. Проблемы возникают из-за того, что перемещающиеся в поисках работы люди ведут себя на новом месте неправильно. Это порождает конфликт с теми, кто живет на этой территории постоянно.

— Так, может, вместо центров адаптации для внешних мигрантов нам в стране лучше начать открывать центры адаптации для мигрантов внутренних?

— Нет, такие центры для россиян не нужны. Надо воспитывать людей с самого детства. Одно из самых важных направлений Стратегии государственной национальной политики — образование и воспитание молодежи в духе единства и общероссийской гражданской идентичности.

Поэтому решено увеличить гуманитарный блок образования, составлен список 100 обязательных для чтения книг. Для человека, переехавшего с Кавказа в Центральный регион не должно быть там никаких неожиданностей. Он обязан знать свою страну, представлять, что помимо него в России живут представители десятков других народов и уважать их.

— Когда межнациональная напряженность в стране пойдет на убыль?

— Этот процесс уже начался, пик напряженности, на мой взгляд, мы прошли. Дальше межнациональное и гражданское согласие будут только расти. Для этого много было сделано за прошедший год — прежде всего президентом страны.

 

Источник: «Nazaccent.ru«

Добавить комментарий