Почему Дагестан? По следам громких арестов и о судьбе высокопоставленных чиновников

Все помнят шумные аресты членов правительства Дагестана, которые произвели в стране эффект разорвавшейся бомбы. Нет, не потому, что арестовали высокопоставленных чиновников, до этого тоже бывали аресты региональных начальников. А потому, как это было сделано и как обыграно на всю Россию. Был продемонстрирован наглядный урок, который должны были усвоить все региональные боссы. В особенности, в северо–кавказских республиках: так поступят со всеми, кто будет злоупотреблять своими служебными функциями и увлекаться сомнительными схемами. Кроме того, в канун выборов президента страны показали: как решительно наш Главковерх может бороться, при желании, с коррупцией в одном из самых сложных регионов страны.

Все поняли, что под маски–шоу в Дагестане скрывается политика. Ничего подобного и в таких масштабах россияне еще не наблюдали: в течении недели с новостных лент в «ящике» и в прессе не сходили унизительные сцены с «мешками» (или пакетами) на головы местных «небожителей». Безусловно, Дагестан давно уже стал притчей во языцех в плане расцвета коррупции и организованных преступных сообществах: не успеешь одну нейтрализовать, оказывается еще есть и другие. Поэтому национальная республика нуждалась в тотальном очищении. Но, у многих экспертов и думающей дагестанской общественности возникли серьезные вопросы к федералам.

А куда, собственно, до сих пор смотрели местные федералы (силовики и полицаи)? Они ведь автономны в своих решениях, подчиняясь только начальству в Москве? Если они по-настоящему заточены на борьбу с ОПГ и коррупцией, то почему допустили все это? Это «добро» ведь копилось на протяжении многих и многих лет?! Стало быть, они в «доле» и молча, или активно (но скрытно) допускали все это. Экс–прокурора республики Рамазана Шахнавазова правильно сменили, было за что. А в министерстве внутренних дел пока без изменений, хотя эксперты уверены: там не все ладно. В конце концов, следы многочисленных незаконных строек в Махачкале ведут в аппарат МВД по Дагестану, предполагаемая «крыша» там. И лакомые «куски» бизнеса крышуются также, от того и большой сектор теневой экономики (больше чем по России в целом на 15-20%, по оценкам местных экспертов). Следовательно, если в этом «блоке» государственной системы не все в порядке (и это мягко сказано), надо было начать с них. За что же они получают зарплаты (и немалые) тогда? В таком случае государство, в котором мы живем, мало чем отличается от макро–ОПС.

Далее, местное население возмутило то, как унизительно обходились с высокопоставленными чиновниками, как будто это отпетые бандиты. Многие просто возмущались тому, как многократно демонстрируют кадры с арестами по центральным каналам.  Люди, которые аплодировали сначала этим арестам, как признакам начавшейся борьбы с коррупцией, затем решительно выступили против. Ибо все это было воспринято в свой адрес: если вы такое позволяете по отношению к членам правительства республики, то, что же говорить о простом народе, и не дай бог оказаться в ваших жерновах.

И еще один ключевой вопрос, которым задаются в Дагестане: почему закон применяется в одном случае так, а в другом иначе? Что у нас за государство, которое при миллиардных хищениях (взятках в сотни млн. руб.) преспокойно оставляли высокопоставленных чиновников в покое, давая, иногда, им возможность сбежать за границу или сажают под домашний арест? А тут обвинения тянут в лучшем случае на несколько десятков млн. руб. хищений, однако же, обходятся с фигурантами дела весьма сурово. Не берутся в расчет ни прошлые заслуги, ни статус госчиновников высокого уровня, ни то, что арестанты с хроническими заболеваниями. Почему не начали борьбу с коррупцией с Москвы, там что этого «добра» мало что ли, спрашивают дагестанцы. Схему «занос–откат–распил» ведь не в Дагестане придумали? Вся страна и олигархи с высокими чинами живут по этой схеме: где меньше, где больше, но как говорили местные правительственные чины, без откатов «хрен» получишь средства по многочисленным федеральным программам.

Поэтому в Дагестане, все это в совокупности заставило многих призадуматься: отчего это в канун выборов президента РФ понадобилось устраивать такие маски–шоу? Не потому ли, что в расчет брались голоса именно млн. российских избирателей, которые привыкли к бесконечным негативным репортажам из Дагестана? Какая разница, какая по счету эта «картинка», представляющая республику в худшем свете, зато в лучшем виде представлен президент страны, как решительный борец с коррупцией.

На нашем веку в стране было множество дел, связанных с высокопоставленными фигурантами и хищениями миллиардных (в рублях) сумм. Однако, они преспокойно находились под домашним арестом. Или в нашем государстве закон применяется избирательно. На такие мысли наталкивают действия судебно–правоохранительной и силовой системы РФ по отношению к членам дагестанского правительства. Между тем, адвокаты считают, что московский суд (в данном случае, Басманный) мог бы и под домашний арест оставить фигурантов дела, пока ведется следствие. В частности, речь идет об экс–министре образования и науки Шахабаcе Шахове. Во-первых, он сам явился по вызову следователя, специально прилетел в Москву, а во-вторых, у него хронические болезни, несовместимые с содержанием в СИЗО. Но многие сомневаются, что апелляционная коллегия Мосгорсуда отменит решение Басманного суда г.Москвы. Ну не было в истории «Басманного» такого.

И наконец, некоторые журналисты не гнушались и откровенной лжи. В частности, многократно прокрутили очень богатые хоромы и гараж с крутыми авто, приписав все это тому же Ш. Шахову. Все, кто его знал, возмущались: откуда они все это взяли, как можно так нагло лгать? А дело было в том, что показывали гараж с авто одного из депутатов Госдумы, хоромы же – одного из олигархов, говорят даже, не дагестанского происхождения. Добавили, таким образом, в общий «коктейль» обвинений еще и это, провоцируя социальную ненависть.

Шахабас Шахов, конечно будучи министром, не был «пай–мальчиком», совершал ошибки, возможно и злоупотреблял. Но не будем спешить с оценками. Сам обвиняемый категорически отрицает то, что ему приписывают: злоупотребления и хищения 20 млн. руб. в процессе строительства детского сада в Халимбек–ауле Буйнакского района (он не подписывал никаких бумаг в этом плане). В любом случае, суд выяснить все это. Однако нашлись многочисленные «доброжелатели», которые разом забыли все его заслуги в прошлом.

Дагестанские спортсмены (в особенности, единоборцы) могут рассказать, как было до того, как Шахов стал министром спорта, и после. Как значительно улучшились дела в процессе подготовки олимпийского резерва, развития массового спорта и др. Не случайно известные дагестанские чемпионы и призеры выступили с коллективным обращением к президенту Владимиру Путину.

В школах и средних спецучебных заведениях республики тоже могут рассказать: как было «до», и «после» прихода министром образования и науки Шахова. Во всяком случае, в короткие сроки была нейтрализована коррупция по ЕГЭ и ликвидировано как явление, так называемый, ЕГЭ–туризм, широко распространенный в республике. Наконец–то дагестанские выпускники могли не сомневаться в справедливости своих итоговых оценок, а родители в успехах (или неудачах) своих детей. А в центральных вузах (с 2014 года) перестали скептически относится к хорошим показателям по ЕГЭ абитуриентов из региона. Хватило всего года, чтобы навести здесь порядок. А там, между прочим, крутились немалые деньги, поскольку это одна из самых коррупциогенных сфер.

Были весомые результаты и в других коррупциогенных сферах ответственности министра образования и науки, таких как поступление в колледжи и вузы, ​ получение незаслуженно высоких баллов в процессе обучения (к примеру, если золотых и серебряных медалей в 2013г. получили 1145 выпускников, то в 2014г. – только 259; разница в 5 раза), лицензирование и аккредитация и получение грантов и наград. К примеру, если в 2012 гранты и почетные награды получили около 500 чел., то в 2014 году – всего 74 чел.

Безусловно, это не значит, что все проблемы были решены и все довольны. В частности, очень много нареканий вызывали факты нарушений электронной очереди при устройстве в детские сады – одной из самых острых проблем в республике. Тем не менее, было видно старание министра выполнить свой человеческий и государственный долг. Вообще, за 2014–2017 годы Шахову удалось добиться значительного улучшения работы министерства почти по всем направлениям деятельности. Это могут подтвердить в школах, ссузах и вузах Дагестана, а также в Рособрнадзоре и Минобразовании и науки РФ.

Нет смысла все это перечислять. Здесь важно показать, что министр мог бы запустить руку в бюджетный «карман», при большом желании. Однако не сделал этого. Нельзя, в конце–концов, «вешать всех собак» на человека, и не замечать его заслуг, причем, в тех сферах, где можно было без риска для себя поживиться и очень неплохо. Многие, кто знают экс–министра подчеркивают его человеческие и служебные качества, как очень ответственного государственного деятеля.

Этот пример здесь приводится не для того, чтобы выступить адвокатом министра, который нынче сидит в московском СИЗО, а чтобы лишний раз напомнить людям: давайте не поддадимся общей волне «всеобщего осуждения» (хотя, безусловно, все мы против коррупции, но, одновременно, за право и закон, за справедливость, в конце–концов). Давайте не спешить с ролью судей, чтобы снова не оказаться в ситуации всеобщего одобрения репрессий 1930-х годов. Вспомним, сколько было потом оправдательных приговоров, и в конце 1930-х, и при Хрущеве в 1957 году.

Поэтому, будем надеяться, что московские судьи вспомнят краеугольный принцип судопроизводства: принцип единообразия и беспристрастности, с учетом всех (объективных и субъективных) обстоятельств, применения закона и права в отношении дагестанских чиновников, в данном конкретном случае, в отношении Шахова. Они ведь тоже российские граждане, и не простые? Будем надеяться, также на справедливое судебное решение, в том числе и в том, что касается меры пресечения, пока ведется следствие. Ведь Шахабас Шахов сам явился к следователю по вызову и никуда не собирался сбежать. Наверное, это же относится и к другим высокопоставленным дагестанским арестантам.  Будем надеяться, также что страна и Дагестан избежит очередного издания репрессий 1930-х годов. Россия просто этого не выдержит.