Горцы от ума

Дагестанский сленг в рекламе

Горцы от умаСленг, на котором говорит дагестанская молодежь, — хорошая почва для изучения любым ученым-языковедом. Человек, сталкивающийся с этим явлением впервые, поначалу приходит в ступор. Смесь русского языка с арабским, аварским и лезгинским, приправленная блатным и жаргонным наречием, давно превратилась в отдельный язык. В последнее время его взяли на вооружение местные рекламщики, превратив в хорошо продаваемый товар.

Язык дагестанских улиц — на нем говорит практически вся молодежь республики. С лингвистической точки зрения это некий языковой сплав, свободный от правил и норм русского языка, смешанный с экспрессивной лексикой и словами из национальных языков: аварского, лезгинского, табасаранского и даже арабского. Оказавшись за пределами республики, дагестанская молодежь легко узнает своих по знакомому жаргону. Некоторые находчивые дагестанцы стали создавать даже специальные сетевые словари, в которых незнающие найдут объяснение таким выражениям, как «жи есть» или «в душе не волоку».

1372397279_039755_54

Дагестанский сленг — это еще и привлекательный маркетинговый продукт. Жаргон охотно используют креативщики в продвижении продуктов на местном рынке, объясняя, что это самый понятный язык для современной молодежи.

Как говорят некоторые дагестанцы, в местном обществе произошла своего рода подмена понятий: востребованным и веселым вдруг стало то, что какое-то время назад высмеивали.

У меня был львовский друг Кузя. В свое время он стал лидером музыкальной группы, которая делала то же самое, что делают наши кавээнщики: Кузя в своих песнях страшно стебался над рогулями — это львовское бычьё. И группа стала дико популярной, они до сих пор бренд Западной Украины. Но он в своем интервью сказал: «Я однажды стоял на сцене в каком-то городе, пел и вдруг понял, что моя публика — это как раз те, над кем я смеялся». Тут страшная подмена понятий. Публика это всё приняла за чистую монету и взяла за образец. Вот этих рогулей он и увидел перед собой в зале. То же самое произошло с нашими кавээнщиками. То, что они высмеивали, вдруг стало хорошим тоном. Я еще не говорю про ударения и про то, что делается с русским языком. У всех есть знакомые преподаватели, дайте им текст, пусть они расставят ударения правильно. Это же не требует каких-то особых затрат. Но они ведь эту рекламу делают не для покупателя, не для потребителя. Они ее делают для заказчика. Светлана Анохина, журналист.

По словам рекламщиков, блатной жаргон, местный акцент и криминальные образы — это то, что хорошо продается. Такую рекламу смотрят, такую рекламу заказывают. Спрос, как известно, рождает предложение.

В рекламе мы часто говорим на сленге. В принципе, за счет сленга мы и выезжаем, за счет этого колорита. Это востребовано. Здесь колорит, акцент — это очень потребляемая вещь, народ это любит. Другие темы здесь не продаются. Эльдар Иразиев, руководитель проекта «Горцы от ума».

Горцы от ума1

Основные мотивы, которые используют местные креативщики для рекламных роликов, — это вооруженные разборки, мафиозные стрелки, разного рода конфликты. Все герои говорят на дагестанском сленге. Как рассказал Эльдар Иразиев, именно такие ролики интересны и зрителям, и заказчикам. Они отражают дагестанскую реальность.

Источник:  «SmartNews»

Добавить комментарий