Гаджи Гаджиев: «Мы подтянем тех, кто хочет видеть в Дагестане хорошую команду»

Зачем республике третий футбольный клуб

У Дагестана было две профессиональные футбольные команды – «Анжи», который играл в премьер-лиге, и «Легион-Динамо». В предстоящем сезоне будет три – добавился ФК «Махачкала». Выступать все три клуба будут в низшем дивизионе российского чемпионата – первенстве ПФЛ. 

Президент «Махачкалы» – пожалуй, самый известный футбольный человек из Дагестана Гаджи Гаджиев – в «программном» интервью «Молодежке» рассказал, для чего создана эта команда.

«Анжи» разогнался вопреки всем законам»

– ФК «Махачкала», учитывая кадровый ресурс, который задействован в клубе, выглядит альтернативой «Анжи». Не с таким ли намерением клуб учреждался?

– Давайте начнем с другого. Что у нас в республике есть реально? У нас есть Академия «Анжи», которая пока существует; есть школа Маркарова; есть УОР (училище олимпийского резерва «Дагестан» в Каспийске, находится на балансе минспорта. – «МД»), где готовятся кадры футбольные; есть в Хасавюрте «Победа». Это базовые вещи. Есть много неплохих молодых тренеров, которые стали на порядок лучше работать с мальчишками. То есть у нас есть признаки формирования какой-то футбольной школы. Если все это не связать в одно, мы можем оказаться глубоко внизу, мы потеряем направление, которое взяли, и мы потеряем какую-то часть зарождающихся традиций. Вот это главное. И чтобы этого не допустить, я, еще когда и в проекте не было никакой «Махачкалы», посещал Академию «Анжи», читал там лекции тренерам; я приходил в школу Маркарова, неоднократно говорил с Сашей (Александром Маркаровым, руководителем РДЮСШ. – «МД») о том, что между ним и «Анжи» не должно быть каких-то разделительных полос.

У нас федерация футбола республики находится в таком состоянии, что Будун (Будунов, глава федерации. – «МД») там один надрывается, находит какие-то свои деньги, чтобы соревнования проводить. Это тоже неправильно. Федерация должна быть в обойме и объединять все эти усилия. Будун в состоянии эффективно проделать гораздо больше работы, чем он делал до сих пор. У него хороший потенциал. Но надо, чтобы и он получал поддержку. В том числе от клубов.

Есть тренерские кадры, есть относительно нормальное направление, но есть еще и проблема, которая возникла тогда, когда «Анжи» разогнался вопреки всем законам. А законы гласят: если ты слишком быстро развиваешься, ты потом слишком быстро разваливаешься. И если это происходит, мы можем оказаться в ситуации, когда уже ничто не спасет, даже право выступать во второй лиге. А вообще же была вероятность, что «Анжи» и во второй не сможет остаться. Это было бы еще хуже.

Что касается создания команды второй лиги, то единственный, кто об этом с самого начала говорил, был Руслан Агаларов. Он об этом говорил еще в прошлом году, когда в «Анжи» все было еще относительно нормально. Руслан имел в виду, что нужно создать команду второй лиги при Академии «Анжи». Он правильно говорил. Почему он на этом настаивал? Потому что было очень много ребят, которые не находили себе места в «Анжи». А теперь давайте вернемся к 1999 году. Меня ж память все время туда возвращает. Сколько тогда было лет Будунову и Агаларову? Одному – 24, другому – 25. Где они играли? Во второй лиге. Акаев вообще нигде не играл, бизнесом занимался. И сегодняшняя невостребованность многих наших ребят еще ничего не значит. Много тех, кто хотел бы постараться еще раз вернуться в футбол. Это первое. А второе – те молодые ребята, которые выпускаются из футбольных школ (а их много), – им тоже нужна доводка. Квалифицированная доводка.

А решение, что мы создаем ФК «Махачкала», родилось совсем недавно – когда была вероятность, что «Анжи» вообще не будет. Но, к счастью, «Анжи» остался. Поэтому мы сейчас настроены на то, что ребята, которые окажутся не востребованы «Анжи» и «Легионом-Динамо», будут играть за нашу команду. Получится у них вырасти, значит, они пойдут играть дальше. Если бы «Анжи» сохранил за собой место в ФНЛ, тогда, конечно, все это смотрелось бы лучше. Потому что мы во второй лиге подготовили бы ребят и отдали их в «Анжи». Тогда был бы более правильный процесс. Но этого не произошло, мы опустились. И есть опасность опуститься еще ниже. Если Академия «Анжи» перестанет функционировать… У нас тогда вообще будут большие сложности.

«Академию «Анжи» нужно сохранить любыми путями»

– Министр спорта Дагестана Магомед Магомедов в мае объявил, что правительство готово выделять на финансирование Академии «Анжи» ежегодно 96 миллионов рублей. Но Академия принадлежит «Анжи», клуб принадлежит Осману Кадиеву, соответственно, и Академия находится в его руках. Возникает довольно сложная ситуация с юридической точки зрения: как Академия будет переходить на баланс республики?

– Наверное, поэтому вопрос пока и не решается. О том, что Академию «Анжи» нужно сохранить, я говорил и с главой Дагестана Васильевым, и с премьер-министром Здуновым. Они сказали, что финансово не могут поддерживать частный клуб, а на Академию ресурсы найдут. И после этой нашей договоренности Васильев переадресовал меня к министру спорта.

Но нужно сначала разобраться с тем, кто владелец Академии. Если клуб, значит, надо разговаривать с Кадиевым. Финансирует Академию Сулейман Керимов, значит, надо с ним тоже разговаривать. Выяснять, какие у них на этот счет взгляды. Если Академия принадлежит частному лицу, то что вы с ней можете делать, не согласовав это с ним? Ничего.

Еще осенью прошлого года появилась информация, что Керимов намерен прекратить финансирование Академии «Анжи». В конечном итоге он продлил финансирование до конца июня 2019 года, об этом я знаю из заявления, которое сделал в прессе президент «Анжи» Кадиев.

Что будет сейчас с Академией? Сложно сказать. Существуют какие-то организационные сложности. И у меня нет понимания, как все дальше будет складываться. При том что никто не уходит от ответственности за Академию.

Эту ситуацию надо решать, Академию нужно сохранить. Какими путями – для футбола непринципиально. И для меня тоже. Важно, чтобы мальчишки, которые здесь играют, те традиции, которые наработаны, – сохранились. На это были потрачены значительные ресурсы. Если клуб в состоянии продолжать поддерживать Академию на этом уровне, то вопрос сам собой отпадает. А если не в состоянии… Мы все знаем, в каком жестком финансовом кризисе находится «Анжи».

«Футбол дал мне многое. Я ему должен»

– Вопрос дальнейшего существования «Анжи», не говоря об Академии клуба, остается открытым. Неясно, сможет ли клуб рассчитаться с долгами, вернуться в обозримом будущем если не на прежние позиции, то хотя бы в ФНЛ. И «Махачкала» без долгов и с вами во главе в качестве президента кажется более явным претендентом на главенствующую роль в дагестанском футболе, чем «Анжи». Вы с этим не согласны?

– Я считаю, что у нас нет другого пути, кроме как объединить усилия. Мы – футбольные люди, причем разные (и это хорошо – что мы разные), со своими достоинствами и недостатками, – и нас объединяет одна-единственная задача: мы хотим, чтобы в Дагестане был футбол. Вот с этим я согласен. Я, например, всю жизнь в футболе. И я должен быть в футболе. Я должен работать на футбол. Он мне много чего дал. Футбол сделал мне имя. И я должен развивать эту игру, я должен служить футболу.

Изначально, когда еще неясно было, что произойдет с «Анжи», я понимал, что надо все равно объединять усилия, надо все равно воспитывать кадры, нужно укреплять традиции, которые накапливались. У нас ведь не было сколько-нибудь серьезных традиций. В борьбе – да, большие традиции, и школа такая! А футбольной школы у нас собственной не было. Ушло поколение Агаларова, Будунова, и они же не востребованы оказались. Это неправильно. Надо опираться на них и двигаться дальше, воспитывать других. Вот тогда будут традиции, тогда будет школа, тогда будет футбол. Тогда мы не будем туда-сюда, вверх-вниз болтаться. А будем относительно стабильно выступать. Исходить из того, что сегодня деньги есть – и мы купили одного, второго, третьего, а завтра нет денег – и мы опустились ниже плинтуса, – это не дело.

– Профессиональный футбол в любом случае дело затратное. Шамиль Лахиялов примерно на 10–12 миллионов рублей в год как-то умудряется «Легион-Динамо» содержать во второй лиге. Вопрос финансирования рано или поздно остро встает перед любым профессиональным клубом.

– Этот вопрос и перед нами сейчас стоит. Миллионов десять рублей соберем сами, из своих денег. Может быть, и двенадцать соберем. Может, и тринадцать. А другого пути нет. На первом этапе очень многое зависит от самопожертвования. Оно необходимо ради интересов дела. Это классика, это не я говорю, а люди, которые пишут большие, хорошие, толковые книги по управлению. Я готов к этим жертвам со своей стороны. И те, кто рядом со мной, тоже готовы.

– А кто рядом с вами? 

– Наша команда окончательно еще не сформировалась. Думаю, на этот вопрос я смогу ответить через неделю. Это люди, которые готовы помочь. Кто-то готов помочь футболу, кто-то – конкретным людям. Это нормально.

«Футбол в Дагестане в последние годы убивали»

– В кулуарах говорили, что финансирование ФК «Махачкала» возьмет на себя республика. Из ваших слов можно сделать вывод, что это не так.

– Я не могу сказать, что правительство не будет помогать. Будет – в тех рамках, в которых может. Если речь о финансировании, то этого они не могут сделать. Но они могут для развития футбола построить какую-то площадку, отремонтировать стадион. Васильев же сказал, что регион профинансирует реконструкцию махачкалинского стадиона «Динамо». Такую помощь футболу правительство может оказывать, и мы будем об этом их просить. Мы, например, подняли Программу развития футбола в Дагестане до 2022 года и поняли, что в ней заложены средства, которые как бы закопаны. Их нужно направлять на развитие игры.

Надо развивать футбол в республике. Его в последние годы не развивали. Его, можно сказать, тихо-тихо убивали. Это отразилось на посещаемости домашних матчей «Анжи». Такой слабой посещаемости вообще никогда не было.

– Весь прошлый сезон был похож на затянувшуюся агонию «Анжи». Может, болельщикам было неприятно это наблюдать и они старались максимально дистанцироваться? Это не веская причина, чтобы не ходить на команду?

– Или, наоборот, ходить… Можно и ту позицию занять, и эту. Я бы ходил. Дело не в том, кто руководит командой, кто ее тренирует, кто в ней играет. Есть твой клуб – ты должен его поддерживать. Как это делают в футбольных странах: Англии, Германии, Италии, Испании… Свой протест, несогласие с тем, что происходит внутри клуба, можно выражать по-другому. Но поддерживать его надо всегда. Я говорю свое мнение. Я бы в любой ситуации приходил на игры команды, старался бы ее поддержать, еще приводил бы пять-шесть своих друзей. Может, это каким-то образом помогло команде хотя бы два-три очка дополнительно набрать.

– И «Анжи», и «Махачкала» будут проводить домашние матчи на резервном поле «Анжи-Арены». Очевидно, сам стадион и его основное поле как футбольные площадки мы теряем. Если учесть, что на «Динамо» в Махачкале играет «Легион», то остается еще только один стадион, на который можно было бы рассчитывать, если бы он не зарос бурьяном, – «Труд» в Каспийске. 

– Это, конечно, безобразие – то, что происходит с нашими стадионами. Мы находим ресурсы, чтобы застраивать все домами так плотно, что их окна смотрят друг на друга с расстояния в 50 метров; но не находим возможности, чтобы поддерживать в нормальном состоянии стадионы. При этом звучат какие-то ссылки на то, что надо построить школы, больницы, пятое-десятое. Меня эти ссылки возмущают. Слушайте, действительно, надо строить. И школы, и больницы. Как без этого? Но ресурсы есть для всего этого, в том числе для того, чтобы спортивные площадки, стадионы поддерживались в нормальном состоянии.

«Агаларова незаслуженно убрали из «Анжи»

– Как будет проходить отбор игроков в «Махачкалу»? Вы действительно удовлетворитесь ролью третьего по рангу дагестанского клуба?

– Да, мы – третий клуб, я вообще не сомневаюсь в этом. Потому что у «Анжи» есть состав. Они не имеют права укрепляться (действует запрет на регистрацию новых игроков, наложенный на клуб из-за долгов. –«МД»), но у них есть игроки на контрактах, есть ребята из Академии, есть уже какой-то накатанный механизм. «Легион» тоже уже три года работает, у них сформировалась команда, она на ходу. А нам надо собирать с миру по нитке. Не с миру, но с Дагестана. Это задача непростая. Ею занимается главный тренер. Я туда не лезу, потому что не знаю местных игроков. А так, чисто методическую помощь, конечно, буду оказывать Агаларову.

– Не пришлось его уговаривать вернуться к тренерской работе? Кажется, Агаларов говорил, что больше не хочет этим заниматься. 

– Считаю, он в свое время незаслуженно был освобожден с должности главного тренера «Анжи». Причем как освобожден? Ты сегодня главный тренер, а завтра – никто. Это что за подход к делу? Он же свой парень, не из Гватемалы приехал. Он здесь родился, вырос, играл в этой команде, приносил значительную пользу, был одним из лучших игроков в своем амплуа в чемпионате России, а как убрали с поста главного тренера, вообще ни в каком качестве оказался не нужен. Это что за кадровая политика? Она же неправильная. Допустим, нашли другого тренера, более квалифицированного. Но надо правильно оценивать профессиональные качества, возможности. Даже если предположить, что Агаларов не может работать с основной командой, не может по каким-то причинам работать с дублем, он должен работать с мальчишками. Он гораздо лучше работал бы с ними, чем многие из тех, кто там в это время находился. Он должен был оставаться при клубе, чтобы какое-то профессиональное мнение там сохранялось.

Он и мне говорил, что у него пропал тот пыл, тот интерес, который был, когда он работал с основной командой «Анжи». Но согласился стать главным тренером «Махачкалы» сразу, без каких-то колебаний. Если бы была какая-то другая кандидатура и кто-то другой пришел на этот пост, а Агаларову сказали, что он должен заниматься организаторскими функциями, проводить работу другого характера, Руслан тоже согласился бы. Потому что у него голова наполовину, если не больше, занята футболом. А другая часть – семьей. Сейчас даже больше футболом. От него я чаще, чем от любого другого человека, с прошлого года слышу: «Надо сохранить Академию «Анжи». Потому что это нужно нашему футболу. Потому что там растут ребята…»

– Кто еще войдет в тренерский штаб «Махачкалы»?

– Помощников выбирает главный тренер. Мы пригласили в тренерский штаб Михаила Маркарова (был помощником Агаларова в молодежной команде «Анжи». – «МД»). Это решение Руслана, и я его поддержал. Потому что считаю Мишу знающим специалистом, ответственным и преданным футболу.

Команда еще в неполном составе, но уже тренируется. Пока это в основном ознакомительные занятия.

Будет, конечно, сложно. У нас пока и ресурса нет сколько-нибудь серьезного. Есть, правда, такие профессионалы, как Саид (Абдуллаев. – бывший генеральный директор «Анжи». – «МД»), Агаларов, Будунов, Маркаров, которые хорошо знают свое дело. Надеемся, что и министерство по физической культуре и спорту Дагестана – в нашей команде. За счет того, что есть неплохой управленческий состав, можем двигаться. Будут шероховатости, проблемы. Но мы еще подтянем тех, кто сопереживает футболу, тех, кто хочет видеть в Дагестане хорошую команду.

Добавить комментарий